Записки козы.

— Все. Дооралась. Охрипла.
А до этого орала. Ууууух, как она орала! Минут двадцать. Теперь в сарай меня тащит. Молча. Наказывать.
Дверями она хлопает! Истеричка неблагодарная!
Кур, говорит, присмотрела, куплю, пожалуй. Голошейных. Штук тридцать.
Тридцать штук??? Своих стопицот и этих тридцать??? Нам столько помета не надобно! Нам подкармливать уже нечего, у нас огород лысый, как эти куры. Туда просто Маруся вчера ходила перекусить, теперь у нее новая кличка. Асфальтоукладчик. Сравняла все в ноль вместе с парниками.
Кур она купит голошейных. А, вот, не надо! Не надо бежать вперед бабушки в автобус! Чем наши-то ей не угодили? Нормальные куры, волосатые такие, яйца даже несут. Иногда.
Голошейных она хочет. Тоже мне капризная.
Я все утро в курятнике проторчала. Пока всех переловила, пока общипала, запыхалась вся. Шустрые такие, жуть!
Не скажу, что все вышли голошейными, но у селекционеров они тоже не сразу все одинаковые получаются. Они их вон годами выводят, а я за два часа управилась. И, потом, они же не в темном сарае селекцию свою проводят, а я, между прочим, в спартанских условиях добилась прекрасного результата.
Все, говорю, пойдемте на свет Божий, Франкенштейны мои подопытные. А они не идут! Забились по углам и трясутся. Пока выгоняла, дощипала недощипанных. Уууууух! Я прям, как дрель с насадкой! Перьев нет, одни пеньки торчат.
Ну, голошейных правда не очень много получилось. Три. Остальные голожпые. Не. Ну, там еще варианты были. Голошейножпые и просто голые. Как в магазине.
Все, говорю, загорайте. А я пойду ценительницу всего неликвидно-прекрасного приведу.
Полчаса ее искала в грядках, проголодалась даже немного. Остатками гороха перекусила и кукурузинку зажевала. От это Маруська молодец! За одно утро Альпийские луга в Сахару превратила. Заботливая. Даже полоть теперь не надо. Нечего теперь у нас полоть.
Нашла наконец. Сидит в обнимку с дугами от парника, ревет. Не реви, говорю, пойдем че покажу.
Иду, радуюсь. Я прям ГАЗПРОМовская фея! Мечты сбываются! Зачем платить больше?
Дошли. Смотрю, сползла от счастья по забору и глаза закатила.
Ой, говорю, не надо оваций, я стесняюсь.
Гляжу, за топором тянется.
Нет, говорю. Не надо их рубить. Это демо-версия, потом дощиплю, как время будет.
Кааааак она заорет! И с топором за мной! Вот сколько раз я ей говорила, не читай ты эту классическую лабуду! Женщина, немедленно прекратите свой ремейк на Достоевского! Амплуа студента-душегуба вам абсолютно не идет!!!
Минут двадцать за мной бегала и орала. Вот прям скажу нелитературно орала. Потом охрипла.
Все, думаю, поломалась. Не выдержал речевой аппарат нецензурной брани и накрылся.
Догоняла-догоняла, не догнала и пошла в курятник свои суповые наборы в корзинку собирать. Я, говорю, не выкидывай ты их, нормальные же куры, на тебе кастрюлю, суп сваришь. И чугунок ногой двигаю.
Тут она вообще взбеленилась! Хватает меня за ухо и в сарай!
Ну и пожалуйста! Не очень-то и хотелось!
Сижу вот теперь взаперти, лавочку ломаю.
Чей-то на улице грохот какой-то. Наверно, кошку нашла… Я ее просто в ведро нечайно уронила. С саляркой.
Маруся кричит, что рухнула наша ораторша посреди двора без сознания.
Нашла все таки!
От же ж мочалка волосатая, выползла! Сгинь, оттуда немедля, пока я тебе хвост не зажевала по самую жжжжжжжж… живот!
Да поднимите ж вы хозяйку кто-нибудь! Что вы ее там разбросали??? Она же простынет!
В смысле она с топором лежит в обнимку???
А ну, отошли все быстро!!! Видите, женщина устала! Отдыхает человек! Она хозяйка в конце концов или кто??? Где хочет, там и валяется!
Поднимают они ее, паразиты бесцеремонные!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *