НА КОНКУРС.
Номер 5.

Бабушка

Бабушка спала.

Рассветные лучи, проглянув сквозь тучи, высветили самодельный шалаш из еловых веток, сиротливо стоявший в глухом лесу. Внутри послышалась неловкая возня, и через мгновение маленькая девочка, сонно моргая, ступила на желто-красный ковер осенней листвы.

Резиновые сапожки весело зашуршали по лесной подстилке. Каштановые косички зазолотились на солнце.

Катя оглянулась на шалаш. Бабушка спала.

Возраст Кати можно было сосчитать по пальцам одной руки. Девочка любила ходить с бабушкой за грибами: еще теплой ото сна выпить топленого молока, одеться, умыться и туманным утром выйти на тракт, ведущий к лесу. Бабушка для Кати была героиня: в детстве она жила в Сибири, собирала клюкву в глухой тайге, тонула в реке Кан и даже смогла победить рака, который жил у нее в животе.

Катя, негромко напевая, огляделась. Ночевать в лесу для девочки было в диковинку.
Вчера утром, когда ступили в знакомую рощу, Катя совсем не узнала лес: деревья зловеще чернели, изломанными стволами вздымаясь к посеревшему небу. Бабушка сказала, летом здесь прошла буря. От того столько непролазного бурелома.

Ноги слегка болели. За прошедший день девочка вымоталась: они все шли и шли, и шли — петляя между поваленных деревьев. К обеду, когда уж бутерброды домашние были съедены, бабушка забеспокоилась.
А потом по старому мобильному телефону бабушка позвонила папе. Катя хорошо знала слово заблудились, оно часто мелькало в ее любимых сказкахНо девочка не боялась, ведь с нею рядом была ее любимая бабушка. Ее героиня.

Бабушка звонила еще куда-то, а потом звонили бабушке. Только через несколько часов, Кате дали поговорить с папой. Голос его дрожал и был нежней обычного, не понятно с чего это он. Папа сказал, чтобы дочка держалась молодцом, и что их будут искать полотеры — так Кате послышалось.

Катя представила гурьбу тёток со швабрами и сырыми тряпками тут, в лесу, и тихонько похихикала в кулачек. Однако скоро стало не до смеха: телефон пикнул в последний раз и выключился, а бабушка почему-то заплакала. Девочка поперхнулась смешком до того изумилась: она и не знала, что взрослые тоже плачут.

— Чего ты как маленькая? рассеянно прошептала Катя. Не со зла, от недоумения. Взрослые просто не должны плакать, это же ведь незачем, это неправильно.

Наскоро вытерев слезы, бабушка велела собирать еловые ветки.
Катя уснула быстро, еще до темноты. Бабушка кутала внучку в старую вязаную кофту, сама же осталась в одной футболке — сказала, что ей не холодно. Вслушиваясь в родное тяжелое дыхание, Катя провалилась в сон.

Теперь, чуть потирая живот, урчащий от голода, Катя снова рассеянно вглядывалась в еловую крышу шалаша. Через плетенье веток там, внутри — хорошо было видно бабушку. Она лежала на боку, спрятав сухую ладонь под бледнорозоватой щекой.

Позади чуть хрустнули листья. Не смея оглянуться, путаясь в полах душистой вязаной кофты, Катенька подошла и тронула бабушку за плечо. Онемелые со сна пальцы обожгло холодом.
— Бабушка? перед плачем кликнула Катя.

Бабушка спала.

На конкурс. номер 5: 5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *